Воскресенье 16 Декабря 2018 года
Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Два лазарета Первой мировой и Анна Ахматова


История в лицах.

Во время Первой мировой в Царском Селе было образовано множество лазаретов как в частных домах, так и в государственных учреждениях. В 1914 г. их было 30, в марте-ноябре 1915-го – 60 на 2500 мест, в марте 1916-го – 80. Число лазаретов менялось: одни открывались, другие закрывались. По докладу С.Н. Вильчковского (главный уполномоченный отделения Красного Креста в Царском Селе) императрице Александре Федоровне к декабрю 1915 г. в Царскосельском районе отделением Красного Креста было открыто 87 лазаретов, имевших 311 коек для раненых офицеров и 3400 – для нижних чинов.

После революции 1917 г. и Гражданской войны учреждения Красного Креста, в том числе лазареты Первой мировой, были ликвидированы, а многие из них перешли в ведение Детскосельского уездного здравотдела (УЗО). В числе перешедших в ведение Детскосельского УЗО оказались два лазарета: № 52 – лечебница бывшей Общины сестер милосердия (соврем. адрес – Октябрьский бульвар, 14) и № 53 – бывшая санатория Свято-Троицкой общины (соврем. адрес – ул. Пушкинская, 1). В момент перехода эти учреждения были заняты лазаретами Красного Креста для раненых воинов Первой мировой.

 Царское Село. Санатория. (Соврем. адрес – ул. Пушкинская, 1)

К 1921 г. лазарет № 52 стал санаторием медицинского и хозяйственно-административного персонала Петрограда на 60 человек, а лазарет № 53 служил для размещения терапевтических больных красноармейцев. Таким образом, УЗО, получив в свое ведение эти два учреждения Красного Креста, принял на себя лишь хозяйственные заботы без права использовать их для нужд местного населения.

15 января 1921 г. заведующий Детскосельским УЗО Александр Петрович Жеганов и зав. подсекцией Борис Михайлович Арбузов (будущий главврач городской больницы в Детском Селе) обращаются в адрес губернского отдела здравоохранения (ГубЗО) Петрограда: «…важнейшие задачи, стоящие перед Детскосельским УЗО в смысле обеспечения лечебной помощью населения, остаются невыполненными. Так, в Детском Селе, являющимся Детским городком не только по названию, но и по существу, вследствие в нем [детских учреждений] … [просим] передать их (лазареты) в УЗО Детского Села для использования в интересах нужд местного населения».

Но заведующий Детскосельским УЗО заботился не только о больных детях. Его беспокоило и здоровье медицинских работников.

10 июня 1921 г. уже и местком бывшей Свято-Троицкой общины настаивает на передаче ей «санатории, отобранной в 1919 г. военным ведомством под лазарет», для нужд Союза служащих и медработников Петрограда. Мотивы требования следующие: Союз медработников располагает малым числом мест для лечения в Детском Селе; велико число больных членов Союза. Находясь в отпуске, они нуждаются в спокойном лечении; среди членов Союза велико число профзаболеваний; под Петроградом недостаточно мест для подходящих санаториев; общаясь с заразными больными, члены Союза медработников, насчитывающего 45 000 человек, подвергаются опасности заражения.

Это обращение возымело действие, и 29 июля 1921 г. «Коллегия ГубЗО разрешает в виде опыта открыть в бывшем лазарете № 53 (бывшая Свято-Троицкая община) лазарет-санаторию, в котором 20 мест предоставить Детскосельскому УЗО. Санаторию поставить под контроль Центра. Зав. ГубЗО Первухин».

Этим же постановлением коллегии предусматривалась реорганизация лазарета № 53 «в лечебное заведение санаториального типа для лиц, ослабленных и нуждающихся в специальном санаториальном лечении». Рацион питания в санатории должен быть по типу питания в домах отдыха. Та же коллегия уточняет: «Данная санатория предназначается исключительно для медицинского персонала». Штат санатории менялся: от 20 по плану до 40 по штату. После сокращения штат составил 25 человек. Заведующим санаторией на 40 коек был назначен доктор Владимир Павлович Лапшин (1883–1971). После доктора Арбузова он в 1925 г. был главврачом Детскосельского районного госпиталя (преобразованного в больницу № 38).

22 августа 1921 г. зам. заведующего губернскими лечебными заведениями тов. Файнштейн направляет в Детскосельский лазарет санаториального типа (бывший лазарет № 53) гражданку Ахматову сроком на 1 месяц. Помещению А.А. Ахматовой в санаторию предшествовало несколько драматических событий. «В ночь с 3 на 4 августа Петроградской чрезвычайной комиссией арестован Н.С. Гумилев. Его обвинили в участии в Таганцевском заговоре. <…> в начале июля А.А. Ахматова узнала о смерти своего старшего брата Андрея. Потом были похороны А.А. Блока, умершего 7 августа 1921 г.» («Царское Село Анны Ахматовой». Книга-альбом С.И. Сенина. Издат-во «Лик», 1929 г).

Н. Гумилев и А. Ахматова с сыном Левушкой. 1915 г.

Как отмечала Анна Андреевна в своих записных книжках, она жила в «полубольнице, полусанатории» в комнате на втором этаже с полуовальным балконом. «Я жила в комнате, в которой было еще пять человек и среди них одна (соседка по кровати) – член совдепа. Она в этот день ездила в город на заседание, в котором подтверждалось постановление (о расстреле). Вернулась и рассказала об этом другим больным». 31 августа 1921 г. во дворце Урицкого (Таврический дворец) состоялось расширенное заседание пленума Петросовета, на котором был заслушан доклад о новом белогвардейском заговоре. «Через несколько дней после похорон Блока я уехала в Царское Село в санаторию. Рыковы жили тогда в Царском Селе (Виктор Иванович Рыков, профессор Сельхозинститута, был директором бывшей императорской фермы. – Ю.Ш.), на ферме, и часто меня навещали <…> Ко мне пришла Маня Рыкова, сидели на балконе во втором этаже. Увидели отца (Рыкова) … шел домой к себе на ферму. Он увидел дочь и позвал ее. Подбежала Маня <…> и сказала только: «Николай Степанович!» 1 сентября 1921 г. в «Петроградской правде» было опубликовано сообщение ВЧК о заговоре и расстреле 61 участника заговора, в том числе и Н.С. Гумилева.

После смерти близких ей людей Анна Ахматова все реже бывает в Царском Селе. Она ощущает себя в этом городе чужим, посторонним человеком.

Юрий ШМЕЛЕВ
«Царскосельская газета» № 44,
30.11.2017

Добавить комментарий