Субота 20 Октября 2018 года
Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Светлана Романовская: «Надо научиться понимать детей, прислушиваться к ним…»

Наверное, на свете есть немало прекрасных учителей, которые, отдав более 25 лет школе, не устают нести в мир доброе и светлое. Вот и Светлана Яновна Романовская до сих пор с восторгом говорит о своей профессии учителя. Каждый день для нее – праздник, если он связан с работой в школе. Светлана Яновна не только учительница, но и заместитель директора по учебно-воспитательной работе в начальных классах школы № 403, победительница районного конкурса педагогических достижений.

– Светлана Яновна, расскажите, пожалуйста, когда вы решили стать учителем?
– Еще в детстве. Я родилась в Казахстане, выросла в семье военного, а в первый класс пошла в Узбекистане. В школе буквально боготворила в свою первую учительницу Зою Матвеевну Воробьеву. И теперь понимаю, что нельзя недооценивать роль первого учителя. От того, каким он будет, зависит, как сложится учеба ребенка и его отношение к труду. А в Зое Матвеевне мне нравилось все: как она проводит опрос ребят, как перебирает стопки тетрадей, как она одета, даже запах ее духов мне очень нравился. Видимо, неосознанно я многое переняла от нее уже тогда: в дальнейшем мне нравилось возиться с соседскими ребятами, помогать учить отстающих. Я окончила школу в Риге, где отец вышел в отставку. И не было сомнений, куда поступать – только в педагогическое училище.

– Как складывалась в дальнейшем ваша педагогическая деятельность?
– После училища так хотелось в школу, что, несмотря на направление в институт, пошла работать и только через год поступила в РГПУ им. Герцена. Оба учреждения окончила с красным дипломом. Видимо, гарнизонов мне не хватало, вышла замуж за военного – Сергея Антоновича. Он был братом моей сокурсницы, познакомились мы в Новый год, вскоре он сделал мне предложение и уехал на службу в Вологду. А я доучила свой первый в жизни первый класс, в июне сыграли свадьбу, и отправилась вслед за мужем. В августе 1990 года я уже работала в сельской школе в деревне Больше-Ивановское Шекснин-ского района Вологодской области. Ставка учительницы начальной школы была занята, поэтому я преподавала русский язык и литературу в 5-м классе, по совместительству работая пионервожатой. После рождения  дочери  мужа перевели в Ригу, и я поехала вместе с ним. Здесь наступили самые сложные для меня годы.

– Это был период распада СССР и, соответственно, вывода российских войск из Латвии?
– Да. Мы с мужем были связаны с этими событиями. Я работала в школе при военном городке в поселке Скрунда, где он служил. Скрунда–1 – это военный объект, мощная радиолокационная станция, приемная антенна которой размером 80 на 80 метров была видна из окон наших домов. 4 мая 1995 года по требованию латвий-ского правительства приемную антенну взорвали. Грохот был такой силы, что даже нам, взрослым, было страшно, что уж говорить о детях. После взрыва городок покрылся слоем пыли, осколков и грязи. Но к 9 Мая мы все убрали и в День Победы торжественно возложили цветы к памятнику советским воинам-освободителям. В те годы обстановка была тяжелая. Возле нашего военного городка стали проводиться так называемые народные гулянья, на которых люди высказывались за скорейший отъезд «русских оккупантов». Каждый раз, просыпаясь утром, мы не знали, что случится сегодня. В таких условиях  проработали до 1999 года: учили детей, готовились к отъезду. Мой муж был одним из тех, кто последним уходил с бывшей военной базы.

После Латвии я работала в Калининграде в Гурьевской гимназии № 2 , которая в то время входила в десятку лучших образовательных средних учреждений в стране. Там я стала финалистом областного конкурса «Учитель года», получила приз детского жюри «Янтарный пеликан-2003». В 2008 году, когда мой муж вышел на пенсию, мы переехали в Санкт-Петербург, и с этого времени жизнь моя связана с Пушкинским районом. Работала в школе № 335, однако из-за удаленности места работы от дома со школой пришлось расстаться, но я до сих пор тепло вспоминаю всех своих коллег и с удовольствием с ними встречаюсь. С 2013 года мое постоянное место работы здесь, в 403-й школе  –  школе, которую я очень люблю.

– Каким сегодня, по вашему мнению, должен быть учитель? И как за время вашей педагогической деятельности изменились дети?
– В современном мире информационные технологии развиваются с поразительной скоростью. Мы, учителя начальной школы, должны им соответствовать: как минимум идти вровень с учениками, а в идеале – на шаг впереди. В этом отношении Санкт-Петербург – благодатное место: можно пройти курсы повышения квалификации, познакомиться с новыми технологиями – только не ленись. Надо постоянно быть в тонусе, открытым ко всему новому. Но мне кажется, что даже в век высоких технологий компьютер не сможет заменить учителя,  потому что он не научит своим примером, не поговорит по душам и не разглядит душу. Что касается детей, то они сейчас более развиты, больше знают. У них преобладает клиповое мышление. Поэтому учитель должен обладать определенными навыками и методиками, чтобы привлечь внимание ученика. Однако дети в любое время остаются детьми. Кто-то из них более добр, кто-то вспыльчив, кто-то более спокоен, главное – они разные. Надо научиться к ним прислушиваться, понимать их. Как и предыдущие поколения школьников, они плачут над стихотворением «Лошади в океане» Бориса Слуцкого, плачут над книгами о войне.

– А насколько важно военно-патриотическое воспитание в школе?
– Безусловно, важно. Это я осознала в Латвии. Поэтому с первых уроков с детьми учу их гордиться нашей страной и любить ее. Рассказываю, чем Россия знаменита, что имеет богатую историю и культуру. Я рассказываю о Ленинграде, который во время Великой Отечественной войны перенес блокаду, поэтому мы, лениградцы-петер-буржцы,  должны бережно относиться к хлебу. Начиная с первых наших походов в столовую, объясняю, что надо брать хлеба столько, сколько сможешь съесть – не больше.

– А есть трудно обучаемые дети?
– По-моему мнению, все ученики могут учиться на хорошо и отлично. Если ребенок не может учиться удовлетворительно, то во многих случаях речь идет об органических расстройствах. В этом случае я обращаюсь за помощью в службы сопровождения – к логопеду, психологу. А вообще в работе с каждым учеником придерживаюсь, как и другие учителя, индивидуального подхода. Во время внеурочной деятельности провожу консультации с отстающими. Как правило, когда подтянешь ребенка по тем вопросам, что он не понимал, в дальнейшем он разбирается сам. Главное – не запускать ситуацию. В отношении более одаренных детей использую тот же метод – индивидуальные занятия. Где можем, там работаем над олимпиадными задачками, пишем исследовательские работы.

– Исследовательская деятельность в младшем школьном возрасте – не рано ли?
– Отнюдь. Ученики начальной школы ежегодно принимают участие в научно-практических конференциях «Паруса науки» и «В науку первые шаги», которые проводятся в Пушкинском районе. А в прошлом году мои первоклашки участвовали в конференции «Ижорские берега» в Колпинском районе. Выращивали рассаду фиалок, проводили опыты со стаканчиками, пытаясь выяснить их проводящую роль наподобие телефонов. Ставили вроде бы незатейливые опыты, но в то же время это были настоящие исследовательские работы: в процессе их написания ставили задачу, определяли цели. В конечном итоге получили результат и достойно выступили. Напомню, что наша школа имеет статус районной инновационной площадки по общественно полезному труду. Младшие школьники не остаются в стороне от добрых дел – они сформулировали и свои маленькие задачи по этому направлению, например, соблюдать тишину, помыть парты, подклеить книжки, завоевать для школы медали… Они уже сейчас должны понимать, что малые каждодневные дела приносят большую пользу.

– Находите ли вы общий язык с родителями своих учеников?
– Я, наверное, человек, которому очень везло в жизни – и с коллегами, и с детьми, и с родителями. Каких-то сложных противоречий за всю свою педагогическую практику вспомнить не могу. Стараюсь при любом недопонимании разговаривать с родителями. После родительского собрания всегда остаюсь, чтобы доверительно поговорить с каждым из них. В случае непонимания родитель обычно настроен скептически. А если ему объяснить, что все, что мы делаем, идет на пользу его ребенку, то он становится  твоим помощником.

– А что вы можете сказать о чтении, которым нынешние дети особенно не увлекаются?
– Да, действительно, сейчас дети читают меньше, чем раньше. Но мы стараемся читать при любой возможности. В классе есть небольшая библиотека, составленная из книг, принесенных из дома. На переменке, если хочется, их можно почитать. На уроках у нас также есть обязательные пятиминутки чтения. На них мы занимаемся не только простым чтением, но и орфографическим. Конечно, объясняю детям, что чтение развивает умственные способности, питает душу, учит жизни через опыт литературных персонажей. В конце концов, чтение развивает образное мышление. Так что значение чтения не должно умаляться в век виртуальной реальности.

– Спасибо за интересный разговор. Скажите несколько слов коллегам в ваш профессиональный праздник.
– Я бы хотела поздравить своих коллег, всех учителей и учеников с Днем учителя, пожелать им всего самого хорошего: счастья, крепкого здоровья и мира.

Беседовала Марина ОРЛОВА

Царскосельская газета, № 37, 4.10.2018

Добавить комментарий