Среда 21 Ноября 2018 года
Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

История тярлевского баяниста

30 октября – День памяти жертв политических репрессий

Как далеко те дни уплыли –
Привет подругам и друзьям,
С кем танцевали мы кадрили
Под Фимы Карпова баян.

Так начинается стихотворение «Воспоминания», написанное поэтом Леонидом Адамовичем Скутте (1909–1998), который родился и жил в деревне Новая Весь… Тярлево, Глазово, Новая Весь, Глинки, Липицы – все это небольшие деревушки, находящиеся недалеко друг от друга. Естественно, что живущие в них молодые люди проводили свободное время вместе. В то далекое довоенное время на деревенских праздниках царили гармошка и баян. Конечно, были и другие люди, игравшие на музыкальных инструментах, но никто не стал бы спорить, что лучший баянист – это Фима Карпов (1892–1938). Он виртуозно владел инструментом, мог подобрать любую мелодию, знал много танцев и песен. Естественно, что ни одна свадьба, ни одно веселье не обходились без Фимы Карпова. Он стал легендой. О нем знали все.

У родителей Ефима Александры Ивановны и Гавриила Карповых было еще два сына – Игнат и Иван.
Ефим Гаврилович в молодости служил во флоте, состоял в Тярлевской пожарной команде, лучшей в округе. Занимался борьбой, был очень сильным – мог разогнуть подкову. Жил Ефим Гаврилович вместе со своей женой Анной Евстафьевной в доме № 7 по Московской улице. У супругов было двое детей: дочь Людмила и сын Виктор.

Анна Евстафьевна Федина (1899–1977) появилась в Глазово в 1916 году. Вызвал ее из деревни Изсад, что на Волхове, дядюшка, заведующий тярлевской фермой. На этой ферме она проработала дояркой вплоть до ее закрытия. В небогатом на события маленьком селении каждый новый человек становится объектом пристального внимания местных жителей. Вот и Ефим Карпов присмотрелся к девушке и в конце концов решил, что лучше подруги на всю жизнь ему не найти. 6 мая 1924 года они стали мужем и женой. Ефим был завидным мужем: работящим, веселым, непьющим. Дядюшка помимо хорошего приданого преподнес племяннице поистине царский подарок – набор посеребренных мельхиоровых ложек. На ручках ложек была изображена царская корона – знак принадлежности вещи к императорскому дому. Под ней – две буквы «К», а еще ниже «ПФ» – Павловская ферма. Как известно, великий князь Константин Константинович Романов был владельцем Павловского дворца и в том числе фермы с 1892 по 1915 год.

Никогда не знаешь, откуда и когда придет беда. Ефим Карпов в 1933 году стал работать на железной дороге машинистом паровоза. Известно, что 15 ноября 1933 года он получил удостоверение № 392, которое давало ему право водить поезда на железных дорогах СССР. В 1937 году по доносу за рассказ анекдота он был арестован и осужден на 10 лет. Сохранились письма Ефима Гавриловича близким. Помимо традиционных просьб переслать ложку, чашку, кисет, табак, носовые платки в них остро звучит тема заботы о жене и детях: «Дорогая Нюра, обо мне не думай, я как-нибудь буду жить, ты должна только думать о ребятах и о себе…». Последнее письмо было написано 29 марта 1938 со станции Бюрюкан Уссурийского края: «Я в настоящее время жив, но здоровье неважное, все время болят ноги, распухли и на них язвы… Дорогая Нюра, я каждый день все думаю о вас, как вы живете и как прокармливаетесь с ребятами – у меня из головы не выходит эта мысль. Я отжил свой век, здоровье стало совсем плохое…». Умер Ефим Гаврилович 7 мая 1938 года. Похоронен где-то в Сибири, его могила не найдена.

Сталинская мясорубка не пощадила и братьев Ефима Гавриловича. Иван Карпов 5 марта 1938 года был приговорен особой тройкой НВД к высшей мере наказания (органы административной (внесудебной) репрессии при республиканских, краевых и областных управлениях НКВД СССР, созданные в целях проведения операции по репрессированию «антисоветских элементов» и действовавшие в СССР с августа 1937 по ноябрь 1938 года – прим. ред.). 18 марта 1938 был расстрелян в Ленинграде. Игнатий Карпов – осужден на 10 лет, пропал без вести.

После ареста Ефима Гавриловича единственными, кто не отвернулся от Анны с детьми, был его друг Иван Ильич Спиридонов, они вместе работали на железной дороге машинистами и оба играли на баяне, а ведь в то время людей сажали в тюрьму за связь с семьями «врагов народа».

После того как Тярлево в 1944 году было освобождено от немцев, Анна Евстафьевна вернулась с детьми из эвакуации. На месте их дома на углу Московской и Песочной улиц был лишь развороченный бомбами участок земли. Спиридоновы пригласили ее пожить в своем изрядно потрепанном, но уцелевшем доме № 37 на Новой улице. Сами хозяева в это время жили в районе станции «Воздухоплавательный парк», где Ивану Ильичу как машинисту дали комнату.

Анна Евстафьевна завела козу, и ее сын Виктор возил молоко Спиридоновым для их дочки Людочки. Вскоре старшая дочь Анны Евстафьевны вышла замуж, а она осталась жить с сыном. Людмила Ивановна Спиридонова тепло вспоминает о Карповых – о Викторе, который был ей как брат, и об Анне Евстафьевне. Стоит добавить, что родители Людмилы Спиридоновой были крестными Виктора.

В 1962 году Виктор Карпов женился на павловчанке Людмиле Яковлевне Ивановой и она переехала жить к мужу в Тярлево, где и сейчас живет на Московской улице вместе с детьми и внуками.

Людмила Яковлевна Карпова передала в Тярлевский краеведческий музей две посеребренные мельхиоровые ложки, принадлежавшие свекрови Анне Евстафьевне и свекру Ефиму Гавриловичу. Эти ложки являются гордостью музея. Кроме того, Людмила Яковлевна представила интереснейший документ из семейного архива, который о многом может рассказать. Это акт раздела имущества между братьями Карповыми по добровольному желанию. Дата составления документа – 25 ноября 1922 года. Указан адрес составления – деревня Тярлево Слуцкой волости Троицкого уезда Ленинградской губернии (Павловск в 1918 году был переименован в честь революционерки Веры Слуцкой). При разделе имущества кроме недвижимости делили и живность. Получилось двум братьям и матери по корове, а третьему брату – лошадь. Это тоже примета времени. При советской власти полагалось иметь в хозяйстве всего одну корову или лошадь. Лишь кур могло быть сколько угодно.

Ольга МОРОЗОВА, директор Тярлевского краеведческого музея
Фото из архива семьи Карповых

Царскосельская газета, № 40 25.10.2018

Добавить комментарий