Четверг 14 Ноября 2019 года
Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Время. События. Люди

Константин Сидоренко: «Считаю, что историю нашего города надо знать всем его жителям»
Константина Пансофьевича Сидоренко, нашего земляка, наверное, знает почти весь Пушкин. Кто-то слушал его лекции в клубе «Отечество», кто-то читал его книги. Он член-корреспондент Академии военных наук, доктор военных наук, почетный работник науки и техники РФ, профессор Военно-морской академии
им. Н.Г. Кузнецова.
– Константин Пансофьевич, ваше детство пришлось на военные и послевоенные годы, расскажите об этом времени.
– Родился я в 1938 в городе Рогачеве (Белоруссия). Потом мы всей семьей, а это отец Пансофий Тимофеевич, мама Надежда Лавровна и Галя – старшая сестра, жили в Ленинграде. Блокадные дни я очень плохо помню, но тогдашнее ощущение голода не забуду никогда. В 1942 году нам удалось эвакуироваться. Приняли нас в Вологод-ской области в деревне Устюжна. Но уже в 1944 году, весной, мы приехали на постоянное место жительства в город Пушкин. Дело в том, что командующий Ленинградским фронтом Леонид Александрович
Говоров приказал всех строителей-дорожников снять с фронта и
демобилизовать на работу в только что освобожденные города под Ленинградом. Отец стал главным инженером 56-го дорожно-эксплуатационного участка в Пушкине.  Жили мы на улице Глинки, в двух-этажном доме № 9 (ныне это
дом № 22). Под нашим балконом, как я помню, были захоронения трех немцев. Ходил в детский сад на Парковой улице. В 1945 году поступил в 405-ю школу (ныне школа  № 403). Испанцы во время войны держали там в подвале лошадей.
В 1946 году отец получил участок для строительства частного дома на углу Октябрьского бульвара и Школьной улицы, ему выдали ссуду в 50 000 рублей. До окончания десятилетки я неоднократно переходил из одной школы в другую,
поскольку открывались новые школы и туда переводили учеников.
В 1955 году поступил в Высшее военно-морское гидрографическое училище у нас в Пушкине, затем был переведен в Черноморское высшее военно-морское училище им. П.С. Нахимова в Севастополе, служил на Северном флоте, окончил Военно-морскую академию им.Н.Г.Кузнецова. По завершении службы на флоте был назначен преподавателем в Военно-морскую академию, где по настоящее время работаю профессором.

– Скажите, вы, наверное, помните, каким был город Пушкин в 1944 году?
– Город был сильно разрушен, много оставалось взрывоопасных предметов, которые лежали на поверхности земли, не говоря уже о тех, которые были закопаны в землю. Тогда посещение дворцов было категорически запрещено. Но некоторые люди все равно там рыскали: добывали антикварные предметы, книги. А мы, мальчишки, искали еду. Время было голодное. Так однажды, встретил любителя наживы у Александровского дворца, держащего в руках мешок с книгами, он мне посоветовал сходить в Феодоровский собор, где в подвале хранилась квашеная капуста.
Отправившись туда, я действительно обнаружил два огромных чана с капустой, куда заботливо была вставлена деревянная лопатка. Интересно, что немцы тоже брали оттуда капусту. Помню, через несколько лет в Пушкине появилось много коров, сформировалось несколько стад, и у нас тогда тоже была корова. Наше стадо начинало собираться у нынешней автозаправки на Дворцовой улице, потом, по мере прохождения по Школьной улице, оно пополнялось вновь прибывающими коровами, а пасли их в районе железной дороги. Еще вспоминаю, что с 1949 года, в течение всего летнего периода, работали минеры в Пушкине и районе бывшего переднего края.

– Мне известно, что вы до сих пор участвуете в работе поискового отряда «Юнит». Видимо, интерес к поисковым работам идет с того времени, когда вы были мальчишкой?
– Естественно. Мы, мальчишки, искали военные трофеи в нашей перепаханной войной пушкинской земле. В немецких окопах для нас было большой удачей найти сублимированный хлеб, обернутый в целлофан. Если упаковка не была повреждена, могли вволю наесться. Попадались и консервы, но
с ними было сложнее. Однажды нашел рыбные консервы испанского производства, чуть сделал отверстие, и вверх взметнулось все содержимое. К слову сказать, до 1948 года продукты выкупались в магазине по карточкам, поэтому, понятно стремление пацанов разыскать, прежде всего, что-то съестное на бывших полях сражений.

– Интересно, что ваше, скажем так, хобби сохранилось и до сегодняшнего времени.
– Да. Правда, этот интерес вышел на новый уровень. В более взрослом возрасте, лет в 40, я понял, что военная история города Пушкина, бои за него, оккупация – освещаются недостаточно полно. Стал анализировать, собирать по крупинкам просачивающуюся информацию, воспоминания старожилов. Последнее было очень сложным делом, потому что все, как воды в рот набрали. Но к тому времени земля мне подарила множество трофеев военного времени, которые сами стали «разговаривать». А затем, с каждым годом, в Пушкине появлялось все больше людей, которые ничего не знали о городе, ставшем мне уже родным. Хотелось с ними поделиться, рассказать, что я знаю. И в 2009 году вышла моя первая книга «Город Пушкин, 1945 –1949 гг.», ее я написал быстро, за полгода. В 2010 году вышла вторая – «Годы юности в городе Пушкине, 1949-1956 гг.» В 2015 году увидело свет издание «Находки переднего края». В своих книгах, я рассказываю о событиях военного и послевоенного времени, о том, что видел, чувствовал, о людях, которые здесь жили.

– Расскажите о своих находках в составе поискового отряда «Юнит».
– В районе «Аппендицита» – там, где во время войны немцы уступом вошли в нашу оборону (за памятником «Ополченцы» и далее по Петербургскому шоссе до Варшавской железной дороги), земля до сих пор хранит множество стреляных гильз и других трофеев. Там я нашел котелок подписанный «Коломиец». Мы сделали запрос в Министерство обороны, узнали, что сын Коломийца живет в Находке, он приехал в Пушкин. Ему было важно посмотреть место, где был найден котелок отца. Несколько слов о его владельце. Коломиец был призван на Тихоокеанский фронт, но подал рапорт, что хочет сражаться на Ленинградском фронте. Стал командиром взвода, его перевели в бригаду морской пехоты, которая находилась под Колпино. Там он и погиб.
Много своих находок я передал в Историко-литературный музей города Пушкина: прицел от немецкого миномета, гильзы от ракет с остатками надписей, разорвавшиеся снаряды нашего и немецкого производства…
К сожалению, только у меня одного в отряде «Юнит» есть водолазный костюм, и он неоднократно бывал в деле. Благодаря нему, мы подняли из болота останки наших воинов. Их затем с почестями похоронили на воинском захоронении в поселке Кондакопшино.

– Насколько я знаю, вы ведете большую просветительскую работу.
– Да. Считаю это своим долгом, перед павшими бойцами. Провожу лекции в клубе «Отечество» при библиотеке им. Д.Н.Мамина-Сибиряка, общаюсь со школьниками. У меня разработаны четыре авторские экскурсии: «Императорский железнодорожный путь», «Место сражения – район «Аппендицита», «Последние дни защиты города Пушкина», «Баболовский парк». Считаю, что историю нашего города надо знать всем его жителям, особенно молодежи.

– Что же дает вам силы продолжать работать в таком активном режиме?
– Еще в школе полюбил спорт, занимался в лыжной секции, затем легкой атлетикой. По окончании Академии стал серьезно увлекаться лыжным спортом и марафон-ским бегом. С 1976 участвовал в ежегодных марафонских забегах: «Пушкин – Ленинград», «Гатчина –Пушкин», а также в пробеге «Пулково – Пушкин». Закончил заниматься марафонским бегом в 65 лет. Но для себя решил, что поисковой и просветительской работой буду заниматься, пока ноги носят.

– Долгих вам лет жизни и успехов в делах.

Беседу вела Марина Орлова

«Царскосельская газета» № 30,
08.08.2019

Добавить комментарий