Пятница 14 Июня 2024 года

Человек, построивший Дворец Солнца

Продолжаем цикл публикаций об известных ученых, живших и работавших на территории Пушкинского района. И наш сегодняшний рассказ – о выдающемся ученом-физике, метеорологе, докторе физико-математических наук Николае Николаевиче Калитине (1884–1949), одном из основоположников советской актинометрии – науки, изучающей солнечную радиацию. Он вырос в Павловске и до 1941 года работал здесь, проводя исследования в Павловской обсерватории.

Николай Николаевич Калитин появился на свет в деревне Сырковицы Ямбургского уезда Санкт-Петербургской губернии, в семье сельского учителя. Вскоре после его рождения семья переехала в Павловск, где отец Николай Ермолаевич Калитин стал преподавателем ручного труда в Мариинской учительской семинарии. Мальчик получил начальное домашнее образование, а в 1904 году окончил Императорскую Николаевскую Царскосельскую гимназию.

Семья Калитиных была небогата, и Николай совмещал учебу с работой наблюдателя в Магнитной и метеорологической обсерватории в Павловске. Обсерватория и Учительская семинария, где служил отец мальчика, находились совсем неподалеку друг от друга – в дальнем уголке парка, недалеко от деревни Глинки. С самого детства будущий ученый проявлял интерес к астрономии: сам построил астрономическую трубу, наблюдая через нее звезды и солнце, рисовал солнечные пятна…

А свою первую научную работу Николай Калитин написал, еще будучи гимназистом седьмого класса: он разработал метод фотографического воспроизведения магнитных спектров и подготовил статью для «Вестника опытной физики и элементарной математики». После окончания гимназии Николай поступил в Санкт-Петербургский университет на физико-математический факультет в группу астрономии. Окончил учебу в 1911 году. С этого же года вернулся на работу в обсерваторию в Павловске, где занимался актинометрией – изучением солнечной радиации. В начале Первой мировой войны прапорщик запаса Калитин был призван на военную службу, однако и это время он с успехом использовал для исследований: при демобилизации из армии в 1918 году он опубликовал уже 17 печатных работ.

После революции Николай Николаевич вернулся в Павловскую обсерваторию и занялся разработкой научных основ актинометрии, став впоследствии крупнейшим специалистом в этой области в Советском Союзе и одним из крупнейших в мире. В 1929 году на Международном съезде актинометристов в Копенгагене после доклада Николая Калитина было принято предложение строить актинометрическую работу по примеру СССР.

В Павловске (носившем в то время название Слуцк) Николай Николаевич возглавлял Институт актинометрии и атмосферной оптики, для которого было построено здание, получившее название «Дворец Солнца». Ученый много ездил по стране, причем результаты его исследований сразу приобретали прикладное значение. Так, например, Николай Николаевич изучал воздействие солнечной радиации на человека – молодое государство заботилось о здоровье граждан и нуждалось в научном обосновании курортных практик и рекомендациях по охране труда.

Николай Николаевич Калитин – автор более 250 научных работ и 32 изобретений. Его книга «Актинометрия» (1938) стала итогом многочисленных исследований ученого и сыграла важную роль в развитии геофизики. Он вел и педагогическую работу, читая лекции и доклады в области метеорологических и актинометрических знаний в Агрометеорологическом и Политехническом институтах, Институте усовершенствования врачей и ряде других научно-исследовательских институтов.

Николай Николаевич умер в возрасте 64 лет в 1949 году: его здоровье было подорвано блокадой. Незадолго до войны его семья получила квартиру в кооперативном доме научных работников в Ленинграде. Там Калитины и пережили первую блокадную зиму. В 1942 году семья была эвакуирована в Свердловскую область, а вернувшись в Ленинград в 1944 году, Николай Николаевич в Павловск уже не приезжал: обсерватория была разрушена фашистами до основания и не подлежала восстановлению, и он не мог смотреть на ее руины. Однако, несмотря на состояние здоровья, Калитин работал до последних дней, занимаясь проектированием и постройкой нового актинометрического павильона в поселке Сельцы (сейчас – Воейково), переданном Главной геофизической обсерватории под строительство экспериментальной базы.

Дочь ученого Нина Николаевна Калитина стала известным искусствоведом, доктором наук, много лет заведовала кафедрой истории искусства СПбГУ. В 2005 году она опубликовала книгу воспоминаний об отце.

Подготовил Сергей ВЫЖЕВСКИЙ

Мой дедушка не был кабинетным ученым

Внучка ученого, Татьяна Кирилловна МИХАЛКОВА, рассказала читателям «Царскосельской газеты» об одной из сторон жизни своего деда, без которой, наверное, он бы не смог столько успеть в жизни – о его занятиях спортом.

Нашу семью Калитиных-Михалковых нельзя назвать особенно спортивной. Конечно, мои родители сдавали нормативы ГТО, как и все люди советского времени, ходили в бассейн, катались на лыжах и коньках, в молодости были заядлыми туристами, одолев среди прочего Клухорский и Мамисонский перевалы. Но если в нашей семье кто-то и был человеком, действительно дружившим со спортом, так это мой дедушка Николай Николаевич Калитин.

До войны он всегда находился в отличной физической форме. В молодости неплохо ездил на мотоцикле, любил велосипед, и даже на свое венчание в Знаменской церкви Царского Села приехал на велосипеде, к багажнику которого был прикреплен портфель, а из него торчал букет цветов для невесты. Еще в студенческие годы (1904–1911) Николай Калитин участвовал в экспедиции Академии наук в Туркестан, где проводил аэрологические наблюдения, и несколько раз поднимался на Эльбрус. После учебы он отбывал воинскую повинность сначала на Кавказе (в артиллерии), а затем в Петербурге – в Высшей военной воздухоплавательной школе. Было ему тогда 27 лет. Во время Первой мировой войны, преподавая в Гатчинской авиационной школе, он самостоятельно научился летать на сферических аэростатах, дирижаблях и аэропланах, получил диплом пилота-авиатора. В 1913 году Николай Николаевич совершал полеты на аэростатах. Все это требовало отличного здоровья. В 1920-е годы Николай Николаевич участвовал в многочисленных экспедициях на Кавказ, плавал в Северном Ледовитом океане, наблюдал за полярными сияниями в Арктике, был на острове Вайгач и Маточкином шаре. Имел знак Почетного полярника. Подобные поездки требовали, безусловно, большой выносливости, терпения и целеустремленности, настоящей спортивной закалки. Двадцать довоенных лет – время расцвета научной деятельности Николая Николаевича Калитина, и эти годы были самыми насыщенными и в плане физической активности.

С детства проживая в Павловске, он не мог не воспользоваться возможностями, которые щедро дарила природа этого города, летом совершал велосипедные, а зимой – лыжные прогулки (к ним отец активно приобщал дочь Нину, мою маму). Как-то на заседании Ученого совета в Академии художеств профессор Марианна Зеноновна Тарановская рассказала маме, что Николай Николаевич был прекрасным теннисистом. Об этом Марианна Зеноновна узнала от своей матери, которая сама не раз играла с Калитиным на тярлевских кортах. До войны Николай Николаевич Калитин в качестве консультанта много времени проводил в командировках в Крыму – в Ялте, в Феодосии (где делил комнату с молодым Игорем Курчатовым), в 1932 году основал Карадагскую геофизическую обсерваторию, которой сейчас хотят присвоить его имя. Все это требовало невероятной энергии, источником которой был спорт.

Я смотрю на послевоенную фотографию дедушки: она сделана в квартире на Тверской улице в Ленинграде, куда семья вернулась в августе 1944 года после эвакуации. Неужели этот изможденный человек, исхудавший, страдающий болезнью Паркинсона, когда-то катался на мотоцикле, летал на аэростате, играл в большой теннис, ходил на лыжах? Вот что сделали с Николаем Николаевичем война и ленинградская блокада!

Но мне хочется сохранить в памяти не дряхлеющего старика, передвигающегося по квартире при помощи жены, а сильного, волевого, подтянутого человека – такого, каким я вижу дедушку на довоенных фотографиях. Таким сделал Николая Калитина тот здоровый, спортивный образ жизни, который он вел долгие годы, разумный распорядок дня, правильное вегетарианское питание. Мой дедушка не был кабинетным ученым, он любил природу, знал травы и различал голоса птиц Павловского парка – он был человеком, открытым всему доброму – в природе, в людях, в науке. Его характер выковали полное отсутствие лени, огромная работоспособность, самоограничение и дисциплина, которые с детства привила ему дружба со спортом.

Фото из архива семьи Калитиных-Михалковых

«Царскосельская газета» №3
08.04.2021

Добавить комментарий