Четверг 15 Ноября 2018 года
Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

ИНТЕРВЬЮ: Светлана Пономаренко: «Культура всегда способствовала объединению людей»

Мастерская заслуженного художника России Светланы Пономаренко и ее мужа Бориса Пономаренко, тоже художника, находится в городе Пушкине на Детскосельском бульваре. У Светланы Петровны недавно был день рождения – круглая дата. Но, как она говорит, о годах не стоит вспоминать, а вот о сделанном за эти годы – можно. И самое главное – в начале декабря у нее открывается выставка, большая, персональная. Она займет два зала – античный и готический – в Академии им. А.Л. Штиглица. На выставке будут представлены живопись (холст, масло), акрил и работы, созданные в технике горячей эмали.

– В вашей трудовой книжке, наверное, немного записей?

– Да. Окончила я Рязанское художественное училище, там мы познакомились с моим мужем – Борисом. Приехала в Ленинград, где поступила в училище им. В.И. Мухиной (ныне – Академия им. А.Л. Штиглица). После защиты диплома я осталась в своем, уже ставшем родным, училище на преподавательской работе. В настоящее время я – профессор кафедры монументально-декоративной живописи.

– А с какой большой работы начиналась ваша трудовая деятельность?

– О, это моя большая радость и в то же время боль. Радость от удачно сделанной творческой работы. В 1971 году мне поручили расписать вестибюль Ленинского райисполкома (ныне – здание администрации Адмиралтейского района). Площадь росписи темперой по сухой штукатурке составила более 100 кв. метров. Она включила в себя пять тем: строители, молодежь и детство, спорт и культура. Получилось большое эпическое полотно. Роспись была выполнена, видимо, качественно, так как после окончания этой работы мне предложили остаться на кафедре. Она простояла более 30 лет. Но вот лет пять назад ее закрыли штукатуркой, развесили цветы. Это стало моей подлинной болью. Вообще, утрата художественных произведений – это большая, болезненная тема, вскользь о ней нельзя говорить. Возвращением утраченных произведений занимается бюро в Академии художеств, его возглавляет Юрий Сухоруков. Кстати, мою роспись можно вернуть, надо только убрать штукатурку.

– Знаю, что вы создали и смальтовую мозаику «Ритмы Кировского завода» во Дворце культуры им. И.И. Газа.

– Тогда мне повезло. Я много общалась с Михаилом Полторацким, знаменитым архитектором, который занимался в эти годы реконструкцией ДК им. И.И. Газа. В дальнейшем он создавал новостройки на юге-западе Ленинграда. Работа над мозаикой была очень интересной, делали мы ее вместе с мужем Борисом. Трудно было подобрать ярко-красный цвет, он должен был быть чуть-чуть рубиновым. Собирали панно в Колпинском районе, там были мастерские. Другой трудностью была установка смальтовых панно на вогнутой стене. Но справились, и до сих пор эта работа радует глаз.

– Расскажите, пожалуйста, о своих станковых работах.

– Много делаю в традиционной технике – холст, масло. Люблю акварель, акрил. Для воплощения задуманного образа стараюсь подбирать и соответствующую технику. Начинала я в конце 1970-х – начале 1980-х годов с участия в молодежных выставках. Там были представлены работы в реалистической манере. Постепенно со временем эти образы – с обретением творческого и жизненного опыта – менялись. Сейчас все больше люблю писать абстрактные картины с включением реалистических мотивов.

– Рассматривая ваши работы в мастерской, удивляюсь тому, насколько они разные, как будто их писали разные люди. Но в то же время все они производят одинаково сильное впечатление – порой не знаешь, что тебя конкретно в картине зацепило, но невозможно от нее оторвать глаз. Многие работы очень декоративны – вы удачно работаете с цветом.

– Спасибо за такое лестное мнение о моих работах. Вы правильно заметили их отличительную особенность, такую, как декоративность. Недаром я работаю на кафедре монументально-декоративного искусства. Но то, что вы видите на стенах, – это уже старые работы. Хотела бы показать новые, которые зритель увидит, если придет на мою выставку. (Светлана Петровна показывает свои работы. Среди них «Завтрак в Царском Селе», «Зеленый горошек» – картина-воспоминание о детстве, которое она проводила в Рязани, в деревне, у бабушки с дедушкой, «Зевс-бык соблазняет Европу», «Деревенский дворик», «Старьевщик». Много картин навеяно впечатлениями от поездок по Индии, Испании, Египту).

– Какая у вас обжигающе-страстная картина «Зевс-бык соблазняет Европу» – она красная.

– Да, правильно подмечено. Мне показалось, что когда Зевс соблазнял бедную Европу, такая страсть между ними бурлила, что она затопила все пространство вокруг них.

22

– Вы работаете и в технике горячей эмали. Если можно, расскажите об этом.

– Эмали были известны давно, еще в древности. К нам они пришли из Византии. Народный промысел перегородчатой эмали существовал не одно столетие в Ярославле. Свое возрождение эмали обрели в начале 1970-х годов. Александр Карик из Ярославля и Борис Клочков из Свердловска побывали на международной выставке в Венгрии, участвовали там в мастер-классах и вернулись, наполненные идеями. В настоящее время существует множество студий, центров по эмали по всей стране: Минеральные Воды, Кисловодск, Санкт-Петербург, Москва. Лет шесть назад мы в академии Штиглица в своих производственных мастерских открыли студию для работы по горячей эмали. Там у нас есть две печи, и летом каждый желающий может пройти обучение.

– Что представляет из себя горячая эмаль?

– Это когда на классическую основу, которой чаще всего является медная пластина, наносится контр-эмаль, а затем – эмалевые краски. Последние – это порошок из стекла. Краски наносятся шпателем или кистью, и все это обжигается в печи. В одной работе может быть более 20 обжигов, время обжига при температуре от 800 до 900 градусов составляет от полуминуты до 5 минут. Время нефиксированное, все приходит с опытом и зависит от одаренности мастера. Материал диктует свои требования. Работа, созданная методом горячей эмали, вечна.

– Где кроме мастерской можно увидеть ваши работы?

– Они есть в Русском музее, в Рязанском областном музее. Лет пять назад я стала сотрудничать с прусским музеем в городе Везеле. Для этого музея создала цикл «Потерянные во времени». Началось все с портрета королевы Луизы. С немецкими землями меня связывает место рождения, так как родилась я в Советске Калининградской области. А до 1946 года это был немецкий город Тильзит. Здесь, в Тильзите, российский император Александр I встречался с прусским королем и с королевой Луизой. Луиза в то время считалась самой красивой женщиной Европы. С написания ее портрета я и начала сотрудничество с музеем. Потом написала Александра I – как мы знаем, Луизу и Александра I связывала большая дружба. А в этом году занималась реставрацией портрета прусского офицера – работа конца XVIII века неизвестного немецкого художника. Музейщики уже распрощались с этим полотном. А я занималась им в течение месяца с 9 утра до 9 вечера, последовательно, поэтапно. Такая методичная работа принесла свои плоды – картина была отреставрирована. Одна моя работа находится в армянском храме. Это икона, созданная в технике перегородчатой эмали, «Крещение». Древнее здание православного храма из грубого камня стоит под палящим солнцем Армении. Поэтому я постаралась написать икону яркими насыщенными красками. Эмалью я стала заниматься в начале 90-х годов и достигла определенных успехов. Мы в академии Штиглица организовали международные биеннале: «Краски белых ночей» и «Зеркало для всех». Я только что вернулась с выставки в Париже, которая проходила в Русском центре. Выставка пользовалась колоссальным успехом. Несмотря на то что сейчас из России пытаются сделать какого-то мирового монстра, мы, художники, общаемся. Готовимся к третьей международной выставке, которая состоится в академии Штиглица в 2017 году. И к ней уже проявили интерес художники из Германии, Англии, Нидерландов. Они собираются приехать. Так что культура всегда способствовала объединению людей, их общению.

– Есть ли у вас учителя?

– Конечно. Прежде всего, это преподаватели академии: профессор Глеб Александрович Савинов. Повезло мне на своем жизненном пути встретить и Кирилла Леонардовича Иогансена, с чьей легкой руки я получила заказ на изготовление мозаики «Ритмы Кировского завода». В студенческие годы я росла под сильным воздействием Александра Дейнеки, Кузьмы Петрова-Водкина. Немного позднее открыла для себя Виктора Борисова-Мусатова, умеющего в своих полотнах показать волнующе прекрасную природу, загадочную красоту женщины. Преклоняюсь перед талантом Михаила Врубеля именно как создателя прекрасных работ в майолике, керамике.

– Трудно совмещать преподавательскую работу с творчеством?

– Трудно. Надо достичь определенного баланса. Если много преподаешь, то это скажется на твоей творческой работе. Я, можно сказать, принадлежу к счастливым художникам, чьи работы были востребованы. Пользуясь случаем, приглашаю всех на выставку в начале декабря в академию Штиглица.

– Я непременно буду. И приглашу друзей, чтобы они познакомились с вашим прекрасным творчеством.

Интервью взяла Марина ОРЛОВА
Фото автора и из архива Светланы ПОНОМАРЕНКО

«Царскосельская газета» № 39
2016 год

Добавить комментарий